Рубрика: Местничество было отменено при царе

Местничество было отменено при царе

Более трехсот лет назад молодой русский царь Федор Алексеевич решил искоренить в своей империи нечто дьявольское, а именно местничество. В речи перед собранием духовных и светских властей он гневно обличал это порождение преступного мира: "Это местничество... вредно для блаженной любви, вредно для мира и братского общения... более того, для всевидящего ока оно мерзко и ненавистно!

Что знает современный образованный россиянин о местничестве? Существует совершенно ложный стереотип, согласно которому местничество - это пустая игра высокомерных вельмож. Якобы местничество спорами и тяжбами только отнимало у них время, необходимое для полезной для государства деятельности. Будто бы местничество - нелепый продукт "условной толстозадой" России, не сумевшей достойно организовать жизнь высших сословий.

Так, на первый взгляд может показаться глупым и даже неприличным поведение военачальников, отказывающихся идти в поход под началом недостаточно знатного воеводы. И, несомненно, с колокольни XXI века трудно одобрить ситуацию, когда более знатного человека ставят выше, чем более одаренного или более заслуженного. Все это - плод пристрастного подхода. Почему же при таких "рисках" российское общество цеплялось за местничество, а российское государство долгое время не решалось его отменить? <В конце концов, оно просуществовало более полутора веков! Только ли "местничество"? Местничество приносило огромную пользу на протяжении целого столетия.

Настолько значительную, что его следует считать гениальным плодом социального творчества русского народа. В конце пятнадцатого - начале шестнадцатого веков из разрозненных мелких независимых княжеств возникло огромное единое русское государство - Россия.

В конце пятнадцатого - начале шестнадцатого веков из разрозненных мелких независимых княжеств возникло местничество.

Москва, ставшая столицей колоссальной державы, была до краев заполнена высокородными аристократами, как коренными, так и приехавшими из разных уголков страны. Для монархов это было одновременно и очень ценным, и очень тревожным приобретением. С одной стороны, в их распоряжении было огромное количество мужчин, с детства обученных двум искусствам - командовать полками и управлять страной.

Но многие из них еще хорошо помнили те славные времена, когда их отцы или деды были независимыми государями - объявляли войны, заключали договоры, принимали новые законы, ставили свои имена на монетах. Рябушкин А. Царь Михаил Федорович сидит с боярами в своей государевой палате. Все это шумное, гордое, воинственное собрание людей богатых, знатных, искусных в войне и управлении, следовало не только рационально использовать на благо страны, но и удержать от двух крайне опасных действий. <1> Во-первых, от интриг и заговоров против самого государя Московского. Во-вторых, от междоусобных конфликтов. Последние могли быть чрезвычайно дорогостоящими. У великих князей московских был целый набор способов избавиться от таких угроз. Они могли просто применить вооруженную силу. Но они предпочитали более тонкий подход. А именно - всеобъемлющую систему "гарантий".

По сути, местничество и есть система "гарантий". Любой знатный родственник, получив однажды высокое положение при дворе московского государя, послужив ему на войне или в мирной администрации, мог рассчитывать на столь же высокое назначение в будущем. В этом глубинная суть местничества: роды, добившиеся высокого положения в конце XV - первой половине XVI века, обеспечивали себе этот статус на многие поколения вперед. <Прошло время, а им по-прежнему давали солидные должности, их наделяли землями, они были, как тогда говорили, "у государя в приближении". Принадлежность к такому клану, то есть "высокая кровь", обеспечивала отличную стартовую позицию. Молодой человек на службе знал, что если он не окажется полным дураком или трусом, если не заслужит немилость монарха изменой, то он, как и его предки, пополнит ряды великих людей королевства. Была одна сложность: определить место того или иного клана среди других знатных семей было не так-то просто.

Кто выше? Кто ниже? Кто имел право на большее? Дворяне яростно и непримиримо боролись за свое положение в "иерархии мест". Местническая "находка", то есть победа в споре с другим аристократом, считалась успехом, равным получению высокого звания. Что касается местнической "потери", то есть проигрыша дела, то она воспринималась крайне болезненно.

Для служилого аристократа лучше было впасть в немилость, уйти в монастырь или потерять выгодное назначение, если альтернативой была потеря части чести клана. Но как вывести аристократов из серьезного межродового столкновения?

У соседей - поляков, литовцев - конфликт между двумя шляхтичами приводил к серии взаимных "набегов". Другими словами, нападения на деревни противника и кровавые стычки с его бойцами, заканчивавшиеся иногда разорением и сожжением его усадьбы. Во Франции дворяне истребляли себя на дуэлях... Методы, мягко говоря, были не самыми цивилизованными.

Кроме того, воинственная активность дворянства была направлена не вовне, против общего врага, а внутрь, против собратьев - людей одного языка и одной веры. Для государства крайне неприлично поддерживать такую практику. И мы, в России, научились принимать решение о "разводе" с религиозными аристократами через специальный, церковно-приходской суд.

И мы, в России, научились принимать решение о "разводе" с религиозными аристократами через специальный, церковно-приходской суд.

Таким образом, местничество дало нашей знати способ мирно решать проблемы, связанные с соперничеством при дворе. Судиться, а не устраивать кровавые "набеги". Судиться, а не бунтовать. Сколько жизней было спасено благодаря участковому! В стране, где было слишком много аристократов, это останавливало их от борьбы.

С другой стороны, монарх, даже такой самодержавный, как Иван IV, не мог уничтожить систему местничества. Она гарантировала права сотен кланов на участие в распределении власти. И тем самым служила препятствием для тиранического произвола. Оказывается, порядок, в котором "кровь" ставилась выше "службы", был не так уж плох. В течение столетия он избавлял страну от великих потрясений. Любой социальный порядок со временем может устареть.

Местничество тоже устарело. Середина XVII века, правление первых Романовых, - это время, когда достоинства местничества были сведены к скромным величинам, а недостатки стали очень заметны. Прежде всего, от какого "фронта" могло защищаться местничество в XVII веке? <Ушли в небытие семьи величайших, "честнейших" - князья Бельские, князья Мстиславские, князья Шуйские, князья Воротынские, князья Телятевские-Микулинские. В коллективном сознании нашего боярства Московское государство стало единственно возможной политической реальностью. Оно уже не мечтало вновь разделить его на суверенные лоскуты, а желало шляхетских вольностей, как у поляков, но только в рамках единой державы.

Церковь плохо относилась к местничеству: некогда полезное для России, оно пронизало все русское общество снизу доверху и наполнило его бесконечными ссорами, раздорами и интригами. <...> Оно уводило людей от идеала христианской любви и заставляло смотреть на своих соседей прежде всего как на соперников в борьбе за "место". Патриарх Иоаким высказался по этому поводу достаточно ясно: "Для всех разумно, что там, где есть любовь, там и Бог, там и все хорошее... Но до сих пор против этой заповеданной Богом любви, как из самой жаркой весны, было большое противодействие. <...> Наконец, партикуляризм сильно помешал реформам, проводимым в армии. Первые Романовы начали постепенно ограничивать местничество. Окончательно оно было отменено в год правления царя Федора Алексеевича - третьего в этой династии. В "Соборном деянии" об отмене местничества говорилось следующее: "Быть всем во всех чинах без мест...". А кто нарушит этот указ, того "лишить милости государевой, чести, в которой он тогда будет, и взять его поместья и вотчины к великому государю".

Навигация

About Author


Akitaxe

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *